«Женщина в песках» Кобо Абэ и немного личного

Энтомолог отправляется за новыми насекомыми для своей коллекции и навсегда исчезает. Поиски оказываются бесплодны, однако, мужчина жив и здоров, только находится в своеобразном песчаном плену. Долгие дни, недели, месяцы он пытается найти способ сбежать из этого плена, пока, в какой-то момент, не приходит осознание, что теперь его жизнь – здесь, тесно переплетенная с жизнью женщины, к которой он невольно оказался привязан, сначала насильно, а затем и добровольно.

Песок – один из самых уникальных природных материалов. Он рассыпчатый, утекающий сквозь пальцы, забивающийся даже в самые крошечные поры, и в то же время податливый, способный принимать любые формы, пусть недолговечные. Песок — идеальный материал для создания метафоричной книги, небольшой, но пронизанной тоской, мешающей дышать так же, как мешает дышать песок, забивающий легкие главного героя.

После возмущения тем, насколько легко главного героя заманили в ловушку, из которой нет выхода, после разочарования, оставленного всеми его попытками сбежать любым способом, вплоть до причинения боли ни в чем не повинной женщине, из вездесущего песка начинает проступать избитая истина — Vanitas vanitatum et omnia vanitas (суета сует, все – суета). Глядя на главного героя, начинает приходить понимание, что просидеть всю жизнь, пересыпая песок сквозь пальцы, не самый худший вариант, ведь он позволяет отречься от себя, смотреть на себя, как на песчинку в огромном песчаном море истории, иссушая свою душу, перетирая в труху свои воспоминания.

Вообще, книга, на мой предвзятый взгляд, оказалась откровенно скучновата. При этом, как ни удивительно и ни противоречиво, читая эту книгу, я невольно начала вспоминать все моменты моей жизни, так или иначе связанные с песком, и оказалось, что все они исключительно позитивны:

Вот я — маленькая девочка, сраженная приступом ангины, сижу в холодном и унылом кабинете для ингаляций с мертвенно-синими стенами, пожелтевшим потолком и сурово поджимающей губы медсестрой. Медсестра объясняет мне, как пользоваться всеми этими жутковатыми трубками, кнопками, агрегатами, а я стараюсь услышать и понять ее, несмотря на сковывающий страх. Напоследок, медсестра выдает мне песочные часы, отмеряющие время процедуры, и оставляет меня с ними наедине. Песок жизнерадостно-желтый, и это поднимает мне немного настроение, но сначала кажется, что он никогда не пересыплется из одной чаши в другую, ведь узенькая струйка течет и течет, но песок, как будто, не убывает. Вдруг в какой-то момент оказывается, что горка внизу уже ощутимо больше кучки вверху, и вот уже последние песчинки скатываются по стеклу вниз – символ долгожданной свободы, которую сейчас не омрачает даже понимание, что завтра процедура повторится;

Вот я ковыряюсь в песочнице с маленькой дочкой. Один из тех редких моментов, когда я отдыхаю, ведь я нахожусь в перерыве между защитой диплома и выходом на работу, на дворе лето, кругом буйная зелень и тепло песка между пальцами умиротворяет, успокаивает, настраивает на то, что дальше все будет также неспешно, равномерно и удачно;

Питер. Несколько дней назад был фестиваль песчаных фигур, на который я не попала, но шедевры, созданные из песка, еще хранят свою форму, хоть и местами слегка осыпались; прикосновение к песку оставляет ощущение прохлады, с Невы дует легкий ветер, приносящий с собой водяную взвесь, и очень хочется погладить бок песчаного льва, величественного и красивого, но даже легкого прикосновения достаточно, чтобы песчинки начали свой неумолимый бег, разрушая красоту, буквально минуту назад казавшуюся незыблемой.

Анапа. Песок обжигает ступни, я прыгаю на нем, как мячик, ойкаю, но не хочу одевать сандалии — очень хочется увезти это ощущение жара с собой, законсервировать его до следующего лета, доставать в самую лютую зимнюю стужу и согреваться им под вой метели.

Абхазия. Запах эвкалиптов в сочетании с теплом вечернего, уже слегка остывшего, песка – одно из самых сильных и теплых воспоминаний. Босые ноги зарываются в песок, хранящий в себе всю энергию солнца, впитанную за день. Песчинки скатываются с ног, прощаясь приятной щекоткой, оставляя после себя ощущение мурашек, поднимающееся вдоль позвоночника к затылку и замирающее там уютным клубком. Каждый день кажется вечностью, каждый вечер вместе с опускающимся в море кроваво-красным диском отсчитывается еще одно мгновенье счастливой и простой жизни – жизни на песке. Песок идет с нами с пляжа в сумках, в волосах, в трещинках подошв. Песок остается на пляже, песок оседает в щелях дощатого пола, песок отправляется с нами, преодолевая границу, взлетая и приземляясь в багажном отсеке самолета, преодолевает вместе с нами 2000 км. Песок вездесущ и в этом его красота, его вечность, его жизнь.

А у вас какие воспоминания и ассоциации вызывает песок?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *