Курт Воннегут «Фокус-покус»

Теперь у нас 2001 год.
Если бы исполнились надежды и чаяния большинства людей, к нам снова пришел бы Иисус Христос, а американский флаг развевался бы на Венере и на Марсе.
Да что-то не повезло…

Позволю себе забежать вперед и сказать, что первое желание, которое у меня возникло сразу после прочтения последней страницы – начать читать все сначала. Эта книга – квинтэссенция злой иронии и сарказма, тонкого глубокого юмора, сквозь который просвечивает легкая горечь от осознания того, что этот мир не просто далек от совершенства, он вообще катится в тартарары. И все мы созданы, чтобы усиленно ему в этом помогать, где-то    равнодушием, где-то    жадностью, а местами и неприкрытой жестокостью, особенно заметной тогда, когда речь идет о целых государствах.

Цитировать Воннегута можно бесконечно — у него получаются настолько меткие и емкие фразы, что невольно просыпаются зависть и восхищение к столь мастерскому владению печатным словом.

Повествование ведется от лица заключенного Юджина Дебса Хартке, бывшего военнослужащим, прошедшим Вьетнам и получившего заслуженное прозвище «Проповедник» за то, что он не только умело убивал противников, но яро и истово призывал к таким же убийствам других солдат. Одной из основных особенностей Проповедника было полное отсутствие в лексиконе нецензурных слов по вполне оправданной причине:

сквернословие и богохульство дают право людям, не желающим получать неприятную информацию, затыкать уши и закрывать глаза, когда вы к ним обращаетесь.

После Вьетнама Юджин оказался профессором колледжа для талантливых, но в чем-то    обделенных природой детишек богатых родителей, однако, не смог долго преподавать в силу того, что колледж принадлежал Правящему классу и учениками его были те, кто должен был стать Правящим классом, а, как известно

Беда Правящего Класса в том, что к нему принадлежит множество безмозглых тупиц

Поэтому за пару-тройку неосторожных высказываний Проповедника изгнали из колледжа, зато его преподавательский талант оказался востребован в тюрьме, расположенной прямо напротив колледжа, на другом берегу озера. Новые воспитанники были чернокожими преступниками, осужденными на большие сроки, хотя про подавляющее большинство главный герой мог сказать:

Он убил несравнимо меньше людей, чем я. Но надо признаться, он был лишен моего преимущества – а именно полного одобрения со стороны нашего Правительства.

А затем и вовсе беднягу Юджина осудили за пособничество в побеге заключенных, к которому он не имел ни малейшего отношения, и дали ему пожизненный срок, чему он, кажется, даже обрадовался. По крайней мере, это лишило его необходимости тянуть лямку ухода за двумя сумасшедшими – женой и тещей.

Мне лично кажется, при таком раскладе, и в самом деле, лучше уж сидеть в тюрьме и писать заметки на обрывках любых попадающих под руку бумажек, хотя главный герой со мной не согласен

Мне самому помешательство Милдред не казалось таким ужасным, как детям. В армии я привык к людям, которые несли околесицу с утра до вечера. Вьетнам был грандиозная бредятина, 1 к 1-му. Если уж я к этому притерпелся, мне все было нипочем.

Финальной ноткой после описания побега заключенных по льду замерзшего озера и совершенного ими насилия на территории колледжа (дело дошло даже до распятия), я бы предпочла поставить вот эту фразу

Но Конец Мира все же настанет, и многие заранее радуются от всей души. Ждать осталось совсем недолго, но все же в 2000 году конца мира не было. Я полагаю, что Всевышний просто не очень-то увлекается Нумерологией.

Автор, правда, распорядился иначе, и на сладкое заключенный предлагает читателям посчитать, сколько же он убил в своей жизни людей, в качестве вводных данных уравнения используя факты, приведенные по ходу повествования.

P.S. Не могу удержаться и не добавить напоследок фразу, которую мне захотелось запечатлеть в камне, выложить огромными буквами на поверхности Земли для того, чтобы она попадала в поле зрения каждого пролетающего мимо спутника и НЛО, передать потомству на генном уровне и не только выучить самой, но и заставить заучить ее наизусть большинство окружающих, хотя некоторых пришлось бы для этого бить палками

Любая зверюга считает себе подобных тварей чудесными. И все молодожены считают, что они – чудо из чудес, и что у них родятся расчудесные детишки, даже если сами они уродливее носорогов. То, что мы сами себе кажемся венцом творения, еще ничего не значит. Мы можем оказаться страхолюдными чудищами, которые просто не желают этого признавать, боясь сильно огорчиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *