Джеймс Клавелл «Король крыс»

Помимо всего прочего, эти люди были еще и преступниками. Преступление их было страшным. Они проиграли войну. И выжили.

Клавелл пишет о лагере военнопленных в Чанги, Сингапур, времен второй мировой войны и прямого противостояния Японии и Америки. В лагере содержатся попавшие в плен американцы, англичане и австралийцы. Что характерно, японцы организовали лагеря по принципу самоуправления, т.е. субординация в лагере оставалась той же, которая предусматривалась уставом американский войск, и только ряд приказов выдавался японцами американским офицерам, которые были обязаны следить за их выполнение.

Если лагерь не доставлял беспокойства, все было в порядке. Но просьба о еде была беспокойством. Просьба о лекарствах – тоже. Любая просьба – беспокойство. То, что заключенные были живы, тоже являлось беспокойством.

Отношение японцев к пленным было достаточно ровным, под строгим запретом было только радио и любая другая связь с внешним миром. За любую попытку собрать радио и делиться новостями внешнего мира со своими товарищами кара была ужасной – пленного переводили в тюрьму Утрам Роуд, возврата из которой не было.

Довольствие пленных постоянно урезалось, а из-за того, что основным блюдом был рис, многие заключенные начинали слепнуть, заболевая бора-бора, единственным способом бороться с которой, в отсутствие медикаментов, было включение в ежедневный рацион куриных яиц. Куры в лагере были на вес золота.

Среди заключенных нашелся мужчина, капрал Кинг, сумевший организовать бизнес на перепродаже ценных вещей заключенных их охранникам. Мужчина, достаточно смелый и сильный духом, чтобы суметь пойти на связанные с этим риски, и обросший за три с половиной года разного рода прихлебателями, получающими за свою службу необходимую еду, лекарства, деньги. Мужчина, жизнь которого была построена практически безупречно, позволяя ему не просто влачить жалкое существование, на которое были обречены остальные пленные, но существовать во вполне комфортных условиях, ни в чем себе не отказывая.

Сквозь всю книгу проходит тонкой красной нитью сравнение Кинга с крысиным королем, пожирающим своих соплеменников для того, чтобы насытиться самому. Однако, у автора мир не сводится к черно-белому кадру, явно показывающему, что такое хорошо и что такое плохо. Кажется, Клавелл сам, дописывая последние строки, продолжает задаваться вопросом, был ли Кинг злом или благом, имеет ли право человек на выживание любой ценой или честь должна стоить дороже жизни.

Помимо отношений заключенных друг с другом в книге явно показаны моральные терзания каждого героя, да и сами герои показаны с разных сторон. Например, Грей, капитан, честный до отчаяния и все три года лагерной жизни пытающийся вывести Кинга на чистую воду. В какие-то моменты он вызывает раздражение, доходящее до отвращения, настолько он омерзителен в своем маниакальном желании поймать дельца на горячем. Однако, немного осмысливая сюжет, понимаешь, что это стремление Грея, его отказ от участия в подобных грязных делишках, его шок от узнавания и понимания продажности вышестоящего начальства не просто заслуживают уважения, для него это – единственный способ выжить в нереально тяжелых условиях и не сойти с ума.

Но самой интересной частью романа, на мой взгляд, является финал, в котором Клавелл умело и очень точно описывает страхи заключенных, понимающих, что война, наконец-то, закончена, что японцы капитулировали, что каждый из выживших теперь сможет вернуться к мирной жизни. Да-да, измученные люди, которые, казалось бы, должны были ликовать, радуясь освобождению, испытывают потрясение и ужас от того, что их вырывают из привычного, пусть и неласкового, но такого знакомого до мелочей мирка. Люди, за спиной которых пережитые ужасы боевых действий, плена, голода, страшатся неизвестности и не знают, куда им двигаться дальше, ведь у большинства из них не осталось никого – жены, дети, отцы, братья, далекие и близкие родственники – все перемолоты страшными жерновами войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *