Грэм Грин «Сила и слава»

Мексика. Времена гражданской войны. Священников преследуют и убивают, обвиняя в том, что их идеи направлены на личную наживу и обман честных бедных граждан.

Вы понимаете, что такое священник? Предатель республики. Каждый, кто укроет его, тоже предатель. — Их неподвижность выводила лейтенанта из себя. Он сказал: — Если вы верите словам этих священников, значит, вы глупцы. Им нужно от вас только одно — деньги. Чем помог вам Бог? Вы сами сыты? А дети ваши сыты? Вместо того чтобы насытить вас, священники разглагольствуют о царстве небесном. Вот умрете, говорят они, и все будет прекрасно. А я говорю вам — все будет прекрасно, когда они умрут, и поэтому вы должны нам помочь.

Священник скитается из села в село, прячась в заброшенных сараях, перебиваясь тем, что сможет найти, и тем, что пожертвуют ему добрые люди, страдающие без веры, возможности помолиться, принять причастие, покрестить детей. Священник – пьяница, пристрастившийся к бренди, но как святыню берегущий бутылку виноградного вина. Священник – нищий, до недавнего времени носивший с собой золотые церковные святыни, но вынужденный с ними расстаться, чтобы укрыться от преследователей. Священник – грешник, имеющий внебрачную дочь, мать которой спасает его от верной гибели, когда полицейские окружают село, в которое он зашел в поисках приюта и ночлега через много лет после того свершившегося греха, тяжким грузом лежащего у него на сердце.

Этот священник вызывает отвращение, он жалок, труслив, ничтожен. Он не готов выдать себя, несмотря на то, что по деревням хватают и расстреливают заложников из-за того только, что кто-то проявил милосердие к этому странствующему пьянчуге. Однако, несмотря на свой страх, усталость, чувство голода, он остается священником. А сталкивая с пуританством, с презрительными нотками в голосе у тех, кто считает себя выше, лучше и чище других, он задает себе вопрос, на который нет ответа:

Господь прощает малодушие и страсти, обуревающие человека, но можно ли простить благочестие, которое всего лишь привычка?

И внезапно приходит понимание, что на то, чтобы оставаться в этих нечеловеческих условиях служителем Бога требуется немалое мужество. Чтобы принимать исповедь, причащать и крестить, тайком в первых проблесках рассвета, отпуская грехи всем тем, кто не отвернулся от веры, зная, что вот-вот могут нагрянуть отряды, несущие смерть, нужна немалая сила духа. На то, наконец, чтобы перебравшись через границу, будучи уже в другой стране, оставляющей священникам право на жизнь, вернуться к умирающему преступнику, зная, что там, в горах, у самой границы, ждет засада и неминуемая гибель, нужна немалая вера.

Легко быть благочестивым, когда у тебя есть крыша над головой, завтрак-обед-ужин по расписанию и мягкая и теплая постель. Куда сложнее сохранить веру, подвергающуюся ежедневным испытаниям, лишениям, бедам. И самое сложное – сохранить веру, не отречься, не усомниться, идя ради нее на смерть. Только герои на такое способны, и не так уж важны их небольшие грехи в глазах вечности, терпеливо ожидающей, когда закончат шевелиться губы в последней молитве и когда прогремит выстрел, освобождающий бренную оболочку от дальнейших мучений на этой бренной земле.

И найдется, быть может, всего несколько человек, заметивших эту невосполнимую потерю, ведь истинные герои часто остаются неизвестными.

Мальчик устроился на подоконнике, глядя на улицу, а у него за спиной тихо возились девочки, укладываясь спать. То, что у них в доме, правда, всего лишь сутки, жил герой, перевернуло его мысли. И ведь он последний. Не осталось больше ни священников, ни героев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *